Космический двигатель царской России

Читая такие произведения как «Воскресение» Толстого, «Преступление и наказание» Достоевского, «Вишнёвый сад» Чехова, можно ли подумать, что современники событий, происходящих на станицах этих книг, могли не только мечтать, но технически прорабатывать возможность космических путешествий и приключений на соседних планетах?

Судя по произведениям классиков, Россия конца XIX века представляла собой колоритное общество, состоящее из крестьян, графьев, купцов, чиновников, лакеев, ямщиков, помещиков, добрых семейств и простых мужиков. В те времена Россия всё ещё находилась на «временнообязанном» положении после отмены крепостного права: в личную собственность крестьян перешли дома, хозяйственные пристройки и всё имеющееся движимое имущество. Так же в их пользование предоставлялся придомовой участок земли для ведения подсобного хозяйства и земля в поле для выращивания сельскохозяйственных культур. При этом, юридически земля оставалась в собственности помещика, поэтому за надел в поле крестьяне должны были отрабатывать барщину или платить оброк. И только если крестьяне выкупали выделенную им землю, они становились «крестьянами-собственниками», и их обязательства перед помещиком прекращались.

Узнать о том, как выглядела жизнь обыкновенных людей, взрослых и школьников, можно из произведений писателей-современников того периода: Тургенева Ивана Сергеевича, Чернышевского Николая Гавриловича, Толстого Льва Николаевича, Достоевского Федора Михайловича, Чехова Антона Павловича. И вдруг рядом с этими персонажами — космический двигатель?

В 1881 году в Санкт-Петербурге прогремел взрыв, в результате которого погиб царь Александр II. Спустя чуть более двух недель был арестован человек, своими руками изготовивший эту бомбу – Николай Иванович Кибальчич.

Университет путей сообщения, где начал учиться Кибальчич, сулил ему будущее в построении и развитии железной дороги. Однако на третьем курсе он оставил инженерную специальность и стал студентом медико-хирургической академии.

Ни врачом, ни инженером Николай Иванович так и не стал. В 1975 году он был арестован за хранение пропагандистской литературы, которая, вполне вероятно, ему никак не принадлежала. Суд приговорил его всего к одному месяцу тюремного заключения, но приговор этот был вынесен только спустя два года восемь месяцев после ареста. Весь этот срок задержанный просто сидел в тюрьме, суда над ним не производилось, никакой приговор не оглашался.

Попав в тюрьму молодым студентом-вольнодумцем, Кибальчич вышел из неё настоящим революционером. Выйдя на свободу, он сам ищет связи с революционными организациями, предлагает им изготовлять бомбы для проведения террористических актов.

Когда шёл процесс по расследованию дела об убийстве царя Александра II, поведение заключенного Кибальчича вызывало недоумение у сопричастных к следствию. Приставленный к нему защитник В. Н. Герард в обращении к сенату говорил:

— Когда я явился к Кибальчичу, как назначенный ему защитник, меня прежде всего поразило, что он был занят совершенно иным делом, ничуть не касающимся настоящего процесса. Он был погружен в изыскание, которое он делал о каком-то воздухоплавательном снаряде; он жаждал, чтобы ему дали возможность написать свои математические изыскания об этом изобретении. Он написал их и представил начальству…

Цареубийцы были приговорены к повешению. Заключая своё последнее слово перед казнью, Николай Иванович сказал: «Я написал проект воздухоплавательного аппарата. Я полагаю, что этот аппарат вполне осуществим. Я представил подробное изложение этого проекта с рисунками и вычислениями…».

Конверт с первым в России проектом космического корабля Кибальчича станет достоянием ученых только в 1918 году, спустя 37 лет после казни автора. В своей работе Николай Иванович Кибальчич рассказал об устройстве порохового двигателя, программном режиме горения, обеспечении устойчивости аппарата и управлении им в полете путем изменения угла наклона двигателя.